ogrizomuta (ogrizomuta) wrote,
ogrizomuta
ogrizomuta

Categories:

Последствия немецкой оккупации. Окончание.

По материалам ЧГК по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников А.А.Шевяков выявил места массовой гибели мирного населения на оккупированной территории РСФСР. Приведем здесь некоторые из опубликованных им данных22.
В Калининской области — крупном регионе партизанского движения — оккупанты использовали самые беспощадные методы по истреблению мирного населения. Из 40876 погибших расстреляно и умерщвлено в газокамерах в районах: Зубцовском — 8150 чел., Оленинском — 4000; в Калинине — 200, Ржеве и его окрестностях — 13000, Невеле — 7000 и Торопне — 1200. Массовые казни происходили и в др. населенных пунктах.
Особую жестокость при уничтожении мирного населения оккупанты проявили в Краснодарском крае — особо важном регионе для агрессора при наступлении на Кавказ. В местах массового истребления расстреляны или умерщвлены в походных газокамерах: в Новороссийске — 7000, Майкопе — 2056, Тихорецке — 600, Краснодаре — 300 чел.; в районах: Анапском — 336, Конев-ском — 360, Крымском — 1558, Славянском — 550; селах: Щер-биновском — 379, Термигоевском — 3000, Удобненском — 453, Щагинском — 306; в отдельных станицах: Анапской — 280 человек, Белореченской 272, Усть-Лабинской — 400, Михизеевской Поляне — 207; хуторах Разноколе — 600, Ильинском — 494.
Огромную трагедию пережила Смоленская область. На ее территории от рук оккупантов погибло 87626 мирных жителей. Среди всех областей и краев РСФСР по количеству потерянного населения эта область стоит на втором месте после Ленинграда и Ленинградской области. Оккупантами истреблено: в Смоленске — 33890 чел., Рославле - 10000, Вязьме - 1500; в районах: Вяземском — 28500, Всходском — 4048, Гжатском — 656 (из них 233 сожжены заживо), Дорогобужском — 4534, Ельнинском — 3815, Знаменовском — 2107, Куйбышевском — 3000 (из них сожжено 34)), Хиславском — 2283, Пречистенском — 3597 (из них сожжено 212), Рудненском — 4641, Тиминском — 2122 (из них сожжено 109); в деревнях: Магелинщина Смоленского района — 3500, Геодоновка — 5000, Раздовка — 3000; в больничном городке — 5000; в сосновой роще в Смоленске — 5000; на территории завода № 35 - 2500 и т.д.
В Ростовской области: Ростов-на-Дону — 1154 человека, Ба-тайск — 525, Красный Сулин — 447, Миллерово — 837, Моро-зовск — 950, Шахты — 13854, Пролетарск (в карьерах кирпичного завода) — 4500, Сальск — более 3000; в районах: Анаста-совском — 118, Белокалитвенском — 182, Дубовском — 117, Зве-ревском — 109, Кашарском — 98, Красногвардейском — 112, Литвинском — 143, Матвеево-Курганском — 330, Мечетин-ском — 200, Николаевском — 109, Орловском — 112, Песчано-копском — 172, Пролетарском — 1500, Раздорском — 141, Семи-каранорском — 288, Таганрогском — 321; в отдельных деревнях и местечках: Грудиново — 103, Красновка — 134, Тарасовском совхозе — 143.
В Орловской области по приблизительным данным истреблено 50 тыс. гражданского населения, в том числе в г. Орле уничтожено 5 тыс. горожан, в селах: Хвостовичи — 2,8 тыс. чел., Лесные Поляны — 1,2 тыс.; в урочище Мурашино — 252.
Примерно такими же масштабами определяется число жертв в Псковской области. Близ Красухи (деревня Порховского района Псковской области на шоссе Порхов-Остров) в ноябре 1943 г. на заложенной партизанами мине подорвалась немецкая штабная машина. 27 ноября в деревню прибыли немецко-фашистские каратели, которые согнали всех жителей (ок. 280 чел.) в 2 гумна и заживо сожгли. Пытавшихся спастись гитлеровцы расстреливали, добивали прикладами и штыками. Все постройки Красухи были также уничтожены23.
Большие жертвы понес Ставропольский край24. По данным краевой ЧГК, было уничтожено 36776 мирных жителей (в том числе детей 1742). В Георгиевске — 2800, Кисловодске — 300, Микоян-Шахаре — 300, Минеральных Водах — 6617, Пятигорске — 500; в Черкесской автономной области — 2421, Карачаевской — 4500; в районах: Апанасенском — 660, Арзгирском — 695, Архангельском — 318, Ворошиловском — 335, Дмитровском — 379, Зеленчугском — 261, Курсаковском — 444, Куро-комском — 452, Либкнехтском — 456, Микояновском — 860, Люльтовском — 360, Невинномысском — 510, Ново-Александровском — 568, Петровском — 930, селах: Александровском — 318, Спицевском — 318, в пос. Теберда — 287 человек.
Кошмара гитлеровского оккупационного режима не избежало и мирное население Московской обл. Но из-за короткого пребывания вражеских войск на ее территории жертвы среди мирного населения здесь были не столь велики. Из 4766 чел. уничтожено в районах: Каширском — 205, Боровском — 604, Волоколамском — 659, Дмитровском — 131, Звенигородском — 334 (под обломками взорванной церкви в Ерошове погибло 100 чел.); Истринском — 210 чел., Клинском — 54, Полянском — 78, Лото-шинском — 908 (в том числе в с. Каницино 52 чел. сожжено); Малоярославецком — 102, Можайском — 55, Наро-Фоминском — 198, Осташковском — 176, Рузском — 267 (из них 61 сожжен заживо), Солнечногорском — 170; в Серпухове — 205. Массовое истребление жителей происходило и в других районах области. [...]
Наряду со взрослыми нацистские преступники безжалостно истребляли детей разных национальностей. Они убивали их в детских домах, в больницах, заживо хороня в могилах, бросая в огонь, протыкая их штыками, отравляя их, производя над ними опыты, беря у них кровь для немецких солдат, бросая их в тюрьмы, гестаповские камеры пыток и концентрационные лагеря, где дети умирали от голода, пыток и эпидемических заболеваний.
С сентября по май 1942 г. в районах Бреста, Пинска, Кобрина, Дивина, Малориты и Березы-Картуской около 400 детей были расстреляны немецкими карательными отрядами. В Яновском лагере во Львове немцы убили 8000 детей за 2 месяца. На курорте Теберда они истребили 500 детей, страдавших костным туберкулезом, которые были на лечении в санатории. На территории Латвийской ССР немецкие захватчики убили тысячи детей, которых они привезли туда вместе с родителями из Белорусской ССР и из Калининской, Калужской и других областей РСФСР31.
В январе 1942 г. эсэсовцы незадолго до своего отступления под ударами Красной Армии из с. Кеты Калининской области насильно собрали всех стариков, женщин и детей на окраине села и, заставив матерей взять с собой детей, самым зверским образом приступили к убийству одного ребенка за другим на их глазах. После этого зверского убийства детей около 70 женщин и стариков были загнаны в сараи и сожжены.
Героически погибли группа женщин и детей — жителей села Речицы Смоленской области, которых немцы погнали впереди своих наступавших подразделений. Когда немцы приблизились к советским позициям, женщины и дети крикнули: «Стреляйте, позади нас немцы!». Гитлеровцы ответили огнем из автоматов по мужественным патриотам32.
В ходе расследования преступной деятельности фашистских оккупантов на советской земле Чрезвычайная Государственная Комиссия обнаружила следующие ужасающие по своей жестокости факты:
В Воронежской области (село Лебяжье) фашистами сожжено в вагоне 366 детей, в Землянском районе той же области — расстреляно 332 ребенка. В Калмыкии уничтожено 167 детей, в Кабардино-Балкарии - 271 ребенок. В Калининской области уничтожено 2000 подростков, в Калужской области — более тысячи.
В Краснодарском крае были расстреляны 214 воспитанников детского дома. В Курской области было истреблено более 700 детей, в том числе воспитанники детских домов. В Псковской области уничтожено около 1 тыс. детей. Массовое уничтожение детей было осуществлено в Московской, Смоленской, Ростовской, Ставропольской, Тульской и др. областях РСФСРЗЗ.
Но остались не только цифры. Остались свидетельства очевидцев. Нельзя без содрогания читать свидетельства М.И.Прохоровой — очевидицы уничтожения советских людей у селения Журжево близ Витебска в июле 1941 г. «В двух километрах от Журжева, - писала М.И.Прохорова, - я видела донага раздетых людей, поставленных на краю огромной ямы. Фашистские людоеды из пулеметов расстреливали их. Одна из женщин, раненая, вырвалась из ямы и пыталась убежать. Фашист догнал ее, автоматом ударил по голове. Когда она упала, он несколькими выстрелами убил ее. Детей бросали в ямы живьем, некоторых малышей фашистские душегубы хватали вдвоем за ноги и разрывали их тельца на части. Над местом расстрела стояли вопли и стоны истекающих кровью и гибнущих людей»34.
Очевидец зверств солдат вермахта в деревне Красные Горки Ленинградской области И.К.Алексеенко рассказывал: «Дети - всегда дети. Они собрались у здания школы, играли. Веселая группа детей привлекла внимание двуногих фашистских зверей. Людоеды решили превратить детей в мишень для своих упражнений в стрельбе. Прошло... несколько мгновений. У школы, в пыли, в луже крови остались лежать девять детских трупиков...»35.
Кроме жертв, связанных с нацистским террором, население оккупированных территорий погибало от непосильного труда, голода, холода, отсутствия медицинской помощи. Оставшись без крова в сожженных в зимних условиях деревнях, обобранных оккупантами до последней нитки, немногие из них оставались в живых. Гражданское население погибало также от боевых действий противника в прифронтовых районах, несло потери в блокадных и фронтовых городах, погибало во время бомбежек и артиллерийских обстрелов. В Сталинграде только в августе 1942 г. во время массированных налетов немецко-фашистской авиации погибло свыше 40 тыс. чел. гражданского населения. Десятками тысяч исчисляются потери мирных жителей от бомбардировок Севастополя, Смоленска, Тулы, Мурманска и других городов.
Невозможно с точностью до одного человека исчислить число жертв жестоких условий немецкого оккупационного режима, поскольку факты смерти далеко не всегда фиксировались на территориях, захваченных врагом. Кроме того при таком массовом истреблении населения это было вообще вряд ли возможно. Известно более или менее точно лишь число тех, кто прошел через лагеря смерти, концлагеря, гетто или покоится в местах массовых захоронений. Известно также и число жертв в полностью уничтоженных вместе с жителями населенных пунктов.По рассчетам М.В.Филимошина, от жестоких условий оккупационного режима (голода, инфекционных заболеваний, отсутствия медицинской помощи, каторжных условий труда) погибло, помимо уничтоженных и расстрелянных, в СССР свыше 4-х млн. чел., а в РСФСР — около 2-х млн.36.
По мере отступления под натиском Советских Вооруженных Сил гитлеровцы, стремясь скрыть следы своих преступлений, вскрывали массовые захоронения замученных советских людей и сжигали трупы. Не все еще и на сегодняшний день эти захоронения обнаружены.
Массовое истребление населения на оккупированных территориях породило аномалию в демографической структуре населения освобожденных районов (см. табл. 12). Конечно, необходимо учитывать здесь и тот факт, что на соотношение мужчин и женщин повлияла мобилизация мужчин в Вооруженные силы и безвозвратные потери военнослужащих на фронтах, но основная причина заключалась в массовой гибели на оккупированной земле мужского трудоспособного населения.

Таблица 12*
Соотношение в освобожденных районах мужчин и женщин трудоспособного возраста


 

Края, области, автономные республики

На 100 мужчин в возрасте от 16 до 55 лет приходилось женщин этого же возраста

До оккупации

После освобождения

Краснодарский край

112

322

Ставропольский край

106

260

Воронежская область

116

295

Курская область

116

295

Ростовская область

108

248

Сталинградская область

109

298

Кабардино-Балкарская АССР

92

198

Калмыцкая АССР

103

273

Северо-Осетинская АССР

99

259

Чечено-Ингушская АССР

92

106



*Колесник А.Д. РСФСР в Великой Отечественной войне. М., 1982. С, 224.
Деформация возрастнополовой структуры на многие десятилетия определила крайне неблагоприятные тенденции в демографи-развитии СССР и РСФСР.

Примечания:
8. Кондакова Н.И. Идейно-политическая работа Коммунистической партии в освобожденных районах РСФСР, 1941-1945 гг. М., 1971. С. 25.
9. Большая советская энциклопедия. Третье изд. Т. 22. М., 1975. С. 231-232.
10. Подсчитано по: Колесник А.Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны, М., 1982. С. 222.
11. Подсчитано Филимошиным М.В. по: Жиромская В.Б. «Людские потери в годы Великой Отечественной войны: точка отсчета» // Люд
ские потери СССР в Великой Отечественной войне. СПб. 1995. С. 29 —31; Колесник А.Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны. М., 1982. С. 223.
12. Нюрнбергский процесс. М., 1961. Т. VII. С. 307-315; Ни давности, ни забвения... По материалам Нюрнбергского процесса. М., 1985.
С. 7, 180.
13. Там же. С. 49-50.
14. Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия. М., 1985. С. 379.
15. Шевяков А.А. Жертвы среди мирного населения в годы Отечественной войны // Социологические исследования. 1992. № 11. С. 3—17.
16. Подсчитано по: Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия. С. 73; Военный энциклопедический словарь. М., 1983. С. 59.
17. Подсчитано по: Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия... С. 770.
18. Там же. С. 33.
19. Там же. С. 41.
20. Там же. С. 73.
21. Там же. С. 236; Военный энциклопедический словарь... С. 224.
22. Шевяков А.А. Жертвы среди мирного населения в годы Отечественной войны... С. 3 — 7.
23. Военный энциклопедический словарь... С. 224; Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия... С. 379.
24. Шевяков А.А. Жертвы среди мирного населения в годы Отечественной войны... С. 3 — 7.
31. Ни давности, ни забвения... С. 37 — 38.
32. Там же.
33. Шевяков А. А. Жертвы среди мирного населения в годы Отечественной войны... С. 3 — 7.
34. Цит. по: Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М., 1974. Вып. 1. С. 352.
35. Там же.
36. Подсчитано по: Великая Отечественная война 1941 — 1945. Энциклопедия. С. 619; Вторая мировая война: итоги и уроки. М., 1985. С. 201; Колесник А.Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны. М., 1982. С. 222-225; Нюрнбергский процесс. М., 1957. Т. 1. С. 278-279; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза: Документы и материалы. М., 1987. С. 187.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments